Челябинская область: не давите на курицу

22 октября 2012, 10:24
Рынок мяса птицы жаждет мер по предотвращению любого будущего увеличения цен — приведет к падению потребительского спроса и сокращению производства

На рынке мяса бройлеров резкая динамика роста себестоимости. Подъем цен на фуражное зерно в Челябинской области за пару месяцев превысил 100%: в августе килограмм фуража птичники покупали по 4 рубля, а сегодня и по 9 рублей никто не продает. При этом тушка бройлера в опте зимой стоила 72 — 74 рубля кило, а сейчас, по данным генерального директора ООО «Чебаркульская птица» Дмитрия Пырсикова, — 94 рубля. То есть зерно подорожало в два раза, а мясо птицы — на 25%. Зерновая (точнее, комбикормовая) составляющая в структуре себестоимости мяса птицы составляла 65%, теперь превысила 75%. В ГК «Здоровая ферма», рассказывает ее генеральный директор Евгений Наруков, расчеты показали, что производство птицы в сентябре — октябре обходится на 12 рублей за кило дороже, чем в мае — июне. А рост розничных цен за эти месяцы составил всего 7 рублей. В соседней Свердловской области ситуация несколько иная, но тоже — рост цен. Начальник отдела продаж ОАО «Птицефабрика Среднеуральская» Татьяна Шерстобитова отмечает, что цены поднялись на 10 — 15% из-за увеличения затрат на себестоимость. Отпускная цена тушки бройлера у фабрики в июне была 90 рублей за кило, сейчас — 110 рублей. Только принимающиеся за модернизацию птицефабрики Свердловской области априори имеют более высокую себестоимость продукции, чем челябинские.

В животноводстве сложилась самая критичная ситуации за минувшие 30 лет, отмечают в АПК: неурожай зерна в стране катастрофический, на фоне низкого урожая во всем мире под давлением находятся цены на хлеб и мясо. Критичность в том, что, во-первых, пшеница будет очень дорогая, во-вторых, своего зерна даже при высоких ценах, возможно, не хватит. Высокие цены на фуражное зерно толкают вверх стоимость производства, цена птичьего мяса растет, компании вынуждены перекладывать растущие расходы на потребителя. Но дальнейшее увеличение стоимости курятины упирается в потребительские потолки и неизбежно приведет к сокращениям производства.

По сусекам поскребем

Страна потребляет в год 75 — 78 млн тонн пшеницы. Если в прошлом году зерна собрано 86 млн тонн, то на 1 октября этого, по данным Минсельхоза РФ, лишь 66 млн тонн.

— Я не хочу выглядеть как человек, который мыслит не по-государственному. Но не только у меня, у многих участников рынка большие опасения, что те запасы, на которые рассчитывает руководство страны в интервенционном фонде и за хранение которого государство платит, по факту не подтвердятся, — говорит Евгений Наруков. — И тогда будут возбуждаться сотни уголовных дел по всей стране в отношении недобросовестных хранителей зерна. Но эти дела курицу и свинью не прокормят.

Порядка с учетом на рынке зерна нет, цифры запасов разными источниками называются разные. Помимо этого есть силы, которые лоббируют открытие экспорта пшеницы, поскольку звучат традиционные заявления: да вы не переживайте, хранится столько, что нам хватит и еще останется, был же неурожай в 2008-м и в 2010 году — все равно хватило. Государство, чтобы цены на курятину и свинину сильно не росли, пошло тогда навстречу отраслевым лобби и дало на каждый килограмм продукции, себестоимость которой выросла на 10 рублей, 5 рублей компенсации. В итоге свинокомплексы и птицефабрики устояли, снижение прибыли произошло, но не такое значительное. Потому что эти 5 рублей дали 5% необходимой рентабельности бизнесу. Иначе многие предприятия оказались бы на грани банкротства, цена на мясо птицы выросла бы с учетом 40% наценки розничных сетей на 7 — 8 рублей. Тогда это было критично: у нас масса малоимущего населения.

Цена на курицу определяется не только себестоимостью производителя, но и покупательной способностью граждан. Случалось, что при себестоимости мяса бройлеров 80 рублей за кило оно продавалось по 70 рублей. Потому что дороже в произведенных объемах не продать. Возможность покупать мясо курицы удивительным образом напрямую коррелирует со среднедушевым доходом: растут в стране доходы и растет потребление мяса птицы. Более того, мы видим такую же зависимость в Европе и Америке. В России сегодня потребляется 26 кг птицы на душу населения, в странах Европы — в среднем 33 — 35 кг, в США — 48 кг. Когда среднедушевой доход в России будет, как в Европе, тогда и мы будем потреблять курицу как в Европе.

Тише: считают!

— Рост цен на пшеницу до конца года продолжится, и себестоимость мяса птицы может увеличиться относительно июня на 20 рублей за килограмм, — уверен Евгений Наруков. — Поэтому розничные цены на курицу и свинину тоже поднимутся. Но вряд ли их динамика догонит динамику роста себестоимости и компаниям удастся компенсировать ее взлет.

Дмитрий Пырсиков того же мнения: ближе к концу года и в начале следующего в оптовом сегменте среднерыночная цена на мясо цыплят бройлеров очень быстро уйдет за 100 рублей кило, а розничная — за 125 рублей.

Вот ведь дилемма: если допустить рост потребительских цен в полном объеме, пострадает население, если не в полном — рост себестоимости съест прибыль производителей. Так что рост тарифов на электроэнергию, которого пугаются в других отраслях, по сравнению с ценовой угрозой по пшенице — мелочи. Например, одна из фабрик в ГК «Здоровая ферма» тратит сейчас на электричество 7 — 8 млн рублей, а на пшеницу — 60 млн рублей.

Октябрь — период напряженного ожидания. Цены замирают: непонятны конечные цифры по только что собранному урожаю, подводятся итоги — сколько в стране зерна нового урожая и запасов. К ноябрю цены скорректируются, и у игроков появится массовая стратегия продаж.

Совет директоров Российского птицеводческого союза, объединяющего практически всех производителей мяса птицы и яйца, 11 октября обсуждал проблемы роста себестоимости. Решили, что предприятия подготовят анализ своей экономики, чтобы затем свести эти данные и показать, что происходит у крупнейших игроков рынка с экономическими показателями. Документ направят правительству и президенту. Отрасль надеется, что федеральное правительство примет меры по субсидированию полученного производителями убытка в рамках технологии, реализованной в предыдущие неурожайные годы.

Но требуется и второе решение: надо просчитать сценарии, которые бы обеспечивали необходимый объем пшеницы для птицеводства, производства хлеба, макарон и прочего. Потому что, возможно, мы ошибаемся в балансе зерна и нам его не хватит. И вместо того, чтобы продавать его за рубеж, стоит подумать о том, чтобы его там покупать. А за рубежом оно тоже подорожало: в Америке засуха, Европу залило.

Две стратегии

Положить птицепром, ныне один из самых успешных секторов АПК, будет абсурдом. За последние пять лет российское птицеводство выросло в два с половиной раза, с 40% собственного производства мяса птицы до 95%. Как это произошло? Пришли амбициозные люди, оценили реальность господдержки (100% субсидирования ставки рефинансирования Центробанка) и набрали много инвестиционных кредитов. Создали современные высокотехнологичные птицеводческие комплексы, которые позволяют производить качественную продукцию с нормальной себестоимостью, позволяющей конкурировать с остальным миром. Все птицеводство России построено на кредитные средства.

Сегодня эти амбициозные игроки говорят: мы не можем сейчас сработать в ноль из-за погодных катаклизмов и высокой волатильности рынка зерна. Мы вынуждены зарабатывать деньги не для того, чтобы обогатиться, как некоторые полагают, а чтобы концы с концами свести: у многих подошло время гасить кредиты. Нуждаемся в субсидировании объемов производства, чтобы компенсировать рост себестоимости. В идеале — настолько, насколько себестоимость скакнула. Но практика показывает: дадут меньше. Часть выросших затрат птицеводы уже отыграли повышением цены на продукцию — насколько рынок принял. Больше — невозможно. Дмитрий Пырсиков уточняет: птицеводам необходим маржинальный доход хотя бы 15%.

Стратегии игроков выстраиваются по-разному. Есть предприятия, у которых собственный объем производства зерна и какие-то запасы, на которые они рассчитывают. В целях сокращения затрат определенное количество зерна птицефабрики, как правило, выращивают самостоятельно. Например, птицефабрика «Рефтинская» в текущем году собрала 10 тыс. тонн зерновых и зерновых бобовых культур (пшеницы, овса, ячменя, гороха и других) с 5,4 тыс. га посевных площадей, арендуемых в Камышловском районе Свердловской области. Придерживают, как правило, 25 — 30%: формируют своеобразный корпоративный «стабилизационный зерновой фонд».

Сложнее тем, кто сам растениеводством не занимается, работает на покупном сырье. Таким нужно, во-первых, чтобы кто-то хотел его в больших количествах продать, во-вторых, иметь свободные деньги в обороте. Но ряд компаний сейчас все средства из оборота, которые остаются после кредитных платежей, инвестируют в увеличение мощностей. Да и предложения зерна на рынке нет, никто помногу продавать не хочет, все придерживают, чтобы зимой продать дороже. Поэтому стратегия таких игроков — бороться каждый день за то, чтобы хватило кормов на ближайшую неделю.

В Челябинской области ситуация уникальна: здесь производят больше, чем нужно для собственного прокорма, — 57 кг мяса птицы на душу населения (по России — 26 кг), и объем еще увеличится. Область вышла на второе место по России после Белгородской. К 2016 году, когда будут закончены все инвестиционные проекты, производство мяса птицы увеличится до 350 — 400 тыс. тонн, то есть в два раза. Сохранятся ли проекты в сложившейся ситуации?

— Все проекты ГК будут закончены в любом случае при любой конъюнктуре рынка. Никто не намерен отказываться от строительства фабрики, которое длится два года, из-за конъюнктуры: следующее лето вполне может быть урожайным, — говорит Евгений Наруков.

На рынке останутся те, кто умеет производить более качественную продукцию при более низкой себестоимости. Цена на продукцию в долгосрочной перспективе по идее должна снижаться. Может быть, не в абсолютном выражении, но в относительном цена курицы будет расти медленнее, чем инфляция. Это нормальный процесс: эффективные технологии, управленческий опыт — все это приводит к снижению себестоимости.

Александр Парамонов, директор Свердловского регионального филиала ОАО «Россельхозбанк», который кредитует львиную долю птицеводческих проектов на Урале, утверждает, что перспективы развития рынка птицепрома на Урале самые позитивные: «Компании, которые занимаются вопросами реконструкции и технического перевооружения, выживут в нынешних условиях, так как именно у них будет ниже себестоимость и, как следствие, выше рентабельность производства».

Время дистрибьютора

Главный специалист отдела животноводства челябинского Минсельхоза Александр Марченко настроен более оптимистично, чем бизнес, который якобы нарочито кошмарит ситуацию, чтобы быстрей выбить субсидии. До конца года мясо птицы подорожает, по мнению чиновника, на 10 — 12%. Фураж до нового года больше расти в цене не будет. Значительного подъема цен как на зерно, так и на продукцию птицеводства не произойдет:

— Во-первых, потому что региональный рынок перенасыщен, перепроизводство мяса птицы очевидно. А рядом регионы, где своего мяса птицы недостаточно: Оренбургская, Тюменская и Свердловская области, Пермский край, Башкортостан. Не повезут же на Урал с Краснодара, Питера, Белгорода: свои производители ближе. А чем больше производителей, тем ниже цена. Рентабельность бизнесы снизят с 20 — 25% (хотя показывают 15%) до 5 — 4%, это верно. И соответственно оптовую цену поднимут, чтоб себе в убыток не торговать, вот и все. Я прогнозирую, что хлеб подорожает значительнее, чем мясо птицы. Бройлеров сейчас сети берут по 78 — 85 рублей за кг, а в сетях птица уже далеко за 100 рублей кг. Тут уж пошел дождь — подставляй ведро.

Во-вторых, потому что правительство не даст поднять цену выше: откроют закрома. Так уже было — интервенционный фонд выдаст фуражного зерна и цены успокоятся, хотя вряд ли снизятся: брали зерно в фонд по одной цене, а продавать будут с накрутками — оно же на какие-то деньги хранилось, загружалось, разгружалось. Александр Марченко полагает, что фондовое зерно будет почти по той же цене, что и на рынке — 9 рублей кило…

Когда именно начать интервенцию, федеральные власти смотрят по ситуации. Пусть сейчас колхозник продаст свои небольшие партии зерна и получит хоть какую-то прибыль. А потом уже, когда большие игроки выйдут на рынок и станут цены задирать, вот тогда государство начнет регулировать.

Дмитрий Пырсиков отрицает затоварку на региональном рынке: мясо птицы расходится по другим российским регионам, спрос уже несколько месяцев превышает предложение, поскольку говядина и свинина сильно подорожали. Продажи у всех челябинских птицеводов стабильны, несмотря на рост цен: «Это время, когда зарабатывает и дистрибьютор. Причем в четыре-пять раз больше, чем производитель».

Примиряет разномастные мнения на рынке позиция, высказанная генеральным директором ОАО Птицефабрика «Рефтинская» Николаем Топорковым. Он исходит из того, что цены на зерно в России и в мире, в условиях его дефицита, вызванного постоянной засухой, уже несколько лет держатся на достаточно высоком уровне, несмотря на сезонные колебания (летом спад, ближе к зиме — рост). В ближайшее время этот уровень не изменится, соответственно, значительного снижения или повышения цен на мясо птицы ожидать не стоит. Если же цены на зерно все-таки вырастут значительно, это затронет не только птицеводство, но и другие отрасли АПК, где оно является необходимым ресурсом, и в первую очередь животноводство.
Источник: expert.ru

Также в разделе:

«Здоровая Ферма» за 10 месяцев 2016 года произвела больше всего курицы на Урале...

На «Фестивале утки» в Челябинске будет съедено 100 кг утиного мяса...

Птицеводы на Южном Урале заявили о снижении рентабельности производства...

«СИТНО» приняла участие в главном аграрном форуме страны – 18-ой Российской агропромышленной выставке "Золотая осень"...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение